Краеведение

БОЙ за д. Новое, освобождение деревни.

Бой за д. Новое ведёт полк капитана

ЧЕРНОЗЁРСКОГО СЕРАФИМА ВЛАДИМИРОВИЧА

В этот день капитан Чернозёрский, объясняя задачу командирам батальона,

был предельно краток: - «Нам нужно составить подвижную группу и прорваться в

тыл противника, захватить деревню Старое-Новое. Тем самым мы перережем пути отхода врага от д. Васильевское … Ясно!»

Командиры батальона угрюмо молчали. Капитан Чернозёрский немного выждал и сердито добавил: «Знаю, о чём вы думаете… И на языке у Вас один вопрос: а

сколько против нас немцев? Не знаю, пока не знаю. Может их в несколько раз больше… Но врагов не считают, их бьют, бьют не числом, а умением…» А орешек нам надо было раскусить твёрдый. 25 декабря утром полк взял д. Ушаково. Неожиданно перед фронтом полка показался открытый коридор вглубь вражеских позиций. Но мы не знали, сама ли собой получилась эта брешь, или немцы оставили

её умышленно. Поэтому и удар был нужен резкий, сильный, короткий. Расчёт капитана Чернозёрского строился именно на внезапности, решительности, быстроте. Противник не ждал нас – Старое-Новое расположено в десяти километрах от линии фронта. И ещё одно обстоятельство мы брали тогда в расчёт: в эту ночь немцы отмечали Рождество Христово. Мы решили по-своему использовать этот праздник. Чем дальше шло обсуждение будущей операции, тем светлее становились лица комбатов. Как сейчас вижу Серафима Владимировича Чернозёрского в прострелен-ной под Калининым шинели – капитан был в самых опасных местах. Вот это ка-

чество и снискало Серафиму Владимировичу уважение каждого бойца. И ещё одна замечательная черта отличала все дела капитана, роднила солдат со своим командиром. Война – это суровые будни, в которых смерть часто становится привычной, ожесточает сердца. Не таков был Чернозёрский. Он знал, что приказ командира – закон для бойца, но знал и другое: этот приказ будут выполнять не бездушные автоматы, а люди. И заботился об этих людях. Но вот все детали обсуждены, договорились о сигналах, и комбаты разошлись. Комиссара полка Барка очень беспокоила рота, которая должна была пойти в обход д. Новое и оседлать дорогу между ней и Иверовским. – «Знаешь, Серафим Владимирович», - сказал старший политрук, кладя на карту изгрызенный карандаш,- «Пойду-ка я с ними». – «Надо ли?» - спросил Чернозёрский. – «Надо: пример куда полезнее длинных речей

и умных поучений…» Они помолчали, поглядывая друг на друга. Чернозёрский

глухо проговорил: «Ладно, иди. Только башку под дурные пули не подставляй…»

На этом «военный совет» и закончился…

Ко второй половине дня мороз немного смягчился. Тяжёлые серые тучи закрыли небо. Пошёл снег. Непогода была нам на руку. Рота, получившая задачу сбить

мелкие группы противника, оседлать дорогу к д. Иверовское и наступать частью сил на д. Новое с юга-запада, в сумерках на десяти санях стала продвигаться по двум

маршрутам. А за ней вскоре выступили и главные силы подвижной группы. Разведка донесла командиру полка о том, что из Нового по направлению к Ушаковским Горкам движется колонна неприятеля – что-то более двухсот человек. Чернозёрский быстро развернул свой полк из походного в боевой порядок и нанёс удар по вражеской колонне. Истребив фашистов в двух-трёх километрах восточнее д. Новое, стремительным броском полк ворвался в Старое-Новое. К этому времени, уничто-

жив два взвода гитлеровцев, рота первого батальона, во главе с комиссаром полка старшим политруком Барком, вышла юго-западнее Нового, перерезала дорогу на Иверовское, а частью сил стала наступать на Новое с юго-запада и вскоре ворвалась

в деревню.

Не ожидавшие такого смелого натиска фашистами овладела паника, и они оставили деревню, побросав всё. Улицы, дворы были завалены разным имуществом: винтовками, автоматами, ящиками со снарядами, пулемётными дисками, телефонными аппаратами, кабелем. Тут же - штабные карты и узлы с награбленны-

ми вещами… Самое удивительное увидели мы в домах: на столах стояли ряды бутылок различных марок: рядом с французским коньяком – русская водка, возле болгарской сливовицы – немецкий шнапс. Большинство бутылок так и остались не откупоренными. Почти нетронутыми стояли закуски – консервы, сало, хлеб. И в каждом доме обязательная украшенная ёлочка, с незажжёнными свечами. Разгром

был полный. Мы захватили тогда 8 орудий, 6 миномётов, 4 рации, больше сотни винтовок, автоматов, 15 пулемётов, 80 артиллерийских и обозных лошадей, 4 походные кухни и 10 повозок с продуктами. В наши руки попали ценные штабные документы 110-ой пехотной дивизии, знамя 167-го пехотного полка противника и много других трофеев. Сотни фашистских трупов валялись на улицах. Радость справедливого возмездия испытывали тогда, видя эти неподвижные фигуры врага. Они никогда уже не могли угрожать ничьей жизни. Хорошо задуманный и мастер-

ски осуществлённый смелый манёвр, внезапный удар по фашистам там, где они меньше всего ожидали его, обеспечили быстрый захват узла дорог. Дали возмож-

ность вклиниться в расположение врага, принести полку успех. Но тут произошла непредвиденная неприятность. После бессонных ночей усталых, измученных бойцов тянуло в жарко натопленные дома, к столам, ломившимся от яств. А там – одна рюмочка за успех, другая… Пока бойцы грелись, ели гитлеровцы опомнились от удара. По деревне начали бить вражеские пушки и миномёты. Фашисты перешли в контратаку, и загорелся жаркий бой, который продолжался несколько часов. Атака была отбита, но полк понёс большие потери…

В ночном бою погибли комиссар полка старший политрук Иосиф Ехилеевич

Барк – нашла-таки его вражеская пуля! - и помощник начальника штаба полка лейтенант Григорий Семёнович Бурдин. До рассвета командир полка произвёл перегруппировку сил. Батальоны заняли круговую оборону, перехватив важнейшие подступы к деревне Старое-Новое. Организовали разведку. Одна резервная рота

была выведена в резерв командира полка. Капитан Чернозёрский приказал команди-

ру батареи сорокапятимиллиметровых пушек младшему лейтенанту Мословцу использовать исправные трофейные орудия для усиления противотанковой обороны полка.

Светало. Мороз обжигал лица, мёрзли руки, ноги. Бойцы полка продолжали закреплять занимаемые позиции. Но сухой сыпучий снег был плохим материалом

для окопов и снежных валов. Капитан Чернозёрский всё торопил и торопил, волновался. Его волнение оказалось не напрасным. Враг не хотел мириться с поте-

рей узла сопротивления. Перегруппировав свои силы и подтянув новые части, он из Иверовского ввёл их в бой. Едва занялся рассвет, фашисты открыли интенсивный артиллерийский и миномётный огонь по деревне. Вой снарядов, шипение мин присоединились к свисту пуль. Налетели фашистские пикировщики. Бомбёжка продолжалась не менее часа. Клубы дыма окутали деревню, заполыхали пожары. Несколько самолётов пронеслись над головами бойцов, поливая их свинцом из пулемётов. Беспрерывно рвались снаряды и мины, воронки изрыли улицы, дворы, огороды. После такой обработки с запада и северо-востока под прикрытием танков поднялась в атаку вражеская пехота. Многие солдаты и офицеры были пьяны - рождество! – и лезли вперёд во весь рост. Уральцы отрезвляли их метким огнём из винтовок, длинными пулемётными очередями. Оставив на поле боя несколько десятков убитых и три танка, фашисты вынуждены были отойти. Но преследовать противника, и снова атаковать не было сил, да и боевых припасов. А у соседей в районе Казнаково слышался бой.

Это значило, что полк майора Савенко ещё не овладел Казнаковом. Следовательно, думал Чепнорзёрский, мы далеко от «своих», не исключено, что противник ещё не один раз попытается контратаковать. Лицо Чернозёрского посерело от усталости и напряжения. Мысленно он убеждал себя: держаться, держаться, чего бы это ни стоило. Короткую передышку надо было использовать для приведения в боеготовность подразделений. Три орудия, два миномёта и несколько пулемётов, захваченные в ночном бою, были поставлены на огневые позиции. Всем раненым сделали перевязки. Легко раненные, получив первую помощь, возвращались в строй. Ждали ночную атаку противника. Стрелки часов на руке Чернозёрского показали 13.00, когда далеко у горизонта появились десятки «юнкерсов». Они уже близко над деревней Старое-Новое. Сделав несколько кругов, бомбардировщики пошли на снижение. Посыпались бомбы. Грохот разрывов наполнил воздух. Отбомбившись, самолёты начали удаляться, но один из них пошёл на снижение: видно, лётчик ре-

шил посмотреть на результаты налёта. Несколько пулемётов, множество винтовок

из разных мест открыли огонь по самолёту. Он вздрогнул и начал набирать высоту. Показались пламя и чёрный дым. Бойцы не отрывали глаз от бомбардировщика. Вот он качнулся, пошёл в пике и рухнул. Взрыв потряс землю и воздух.

И одновременно с этим взрывом гитлеровцы начали мощный артиллерийский

налёт по боевым порядкам полка. А вскоре поднялась их пехота. Пьяные автомат-

чики шагали через трупы падающих солдат и офицеров. На этот раз они наступали более энергично и почти окружили деревню. Вот уже несколько домиков на окраине захвачены фашистами. Положение стала тяжелее, чем утром. «Если сейчас не контратаковать немцев и не выбить их из этих домов,- думал Чернозёрский,- потом будет поздно. Они закрепятся, подтянут силы и станут сжимать кольцо». Показались танки. Чернозёрский перевёл взгляд на бойцов, лежавших недалеко от него. Это его последний резерв. На их лицах он не увидел страха. Тогда, обращаясь к бойцам, капитан громко крикнул:

«- А ну, покажем фрицам, как дерутся уральцы! И бойцы контратаковали фашистов. На выручку своим мчался танк с чёрной свастикой. Боец Ибрагимов побежал наперерез вражеской машине, а за ним Борис Сидоров. Ибрагимов швырнул гранату под танк. Взрыв! Танк остановился. Сидоров бросил бутылку с горючей жидкостью,

и чёрный дым окутал подбитую машину. Не выдержав натиска наших бойцов, оставляя десятки убитых и тяжело раненных, гитлеровцы, отстреливаясь, отошли.

Но многие не добежали до своих, их скосил пулемётный и автоматный огонь, бой-

цов роты младшего лейтенанта Николая Петровича Кузеванова. В это время, на дру-

гом участке обороны, вражеская пехота вклинилась в боевые порядки стрелковой роты. Некоторые бойцы начали отползать. Командир роты был тяжело ранен.

Боевой порядок роты нарушился. И тут среди бойцов появился инструктор политотдела дивизии старший политрук Иван Алексеевич Малютин. До войны он

был секретарём Нижне - Салдинского райкома партии. С винтовкой наперевес, с криком «Ура!»» Бей фашистов!» Малютин бросился вперёд. За ним поднялись

бойцы. В рукопашной схватке они смяли врага и вынудили его отступить. Поло-

жение было восстановлено. И вторая атака фашистов захлебнулась.

Полк оседлал дорогу. А дорога была очень нужна противнику. Поэтому он стре-мился, во что бы то ни стало, уничтожить или вышибить полк из деревни Старое – Новое. К исходу дня фашисты подтянули резервы и ещё раз попытались отбить населённый пункт. Бой разгорелся с новой силой. И снова гитлеровцам удалось ворваться в деревню. Солдаты противника бросились на первую стрелковую роту младшего лейтенанта Кузеванова и стали её окружать. У многих бойцов кончились патроны. Тогда пошли в ход гранаты, несколько раз рпота вступала в рукопашную схватку с врагом. Ранило командира роты. Николай лёг за пулемёт. Но скоро и у

него кончились патроны. Комсомолец Николай Кузеванов начал отбиваться гранатами. Получил вторую рану…

И тут на выручку героям роты Николая Кузеванова подоспел взвод полка под командой комсомольца Николая Хлопцева. Он собрал легко раненных и счастью своих бойцов бросился на врага. Хлопцев несколькими ручными гранатами уничтожил группу вражеских солдат во дворе дома. Почувствовав поддержку, рота Кузеванова с новой силой бросилась на врага, и он был выбит из деревни. Третья по счёту, самая крупная атака фашистов была отражена. Но положение полка было не

из лёгких. Боеприпасы подходили к концу, а пополнить их нечем – коридор, по которому прошёл полк немцы закрыли. Положение осложнялось ещё и тем, что к исходу 25 декабря соседи нашей дивизиии справа и слева были остановлены врагом. А наш стрелковый полк командира Савенко был втянут в бой с противником в рай-

оне деревень Иванищи и Казнаково. Стрелковый полк майора Румянцева находился

в оперативном подчинении командира соседней дивизии. Связи полка с командиром дивизии прервалась. Помощи скоро ожидать было неоткуда. Приходилось рассчитывать на свои силы.

Ночью во всех подразделениях состоялись партийные и комсомольские собрания.

Капитан Чернозёрский поставил перед командиром конной разведки лейтенантом

И. Ф. Сук задачу: прорваться через вражеское кольцо, доставить донесение в штаб дивизии, доложить обстановку и состояние полка. Коммунист Иван Фёдорович Сук взял с собой двух разведчиков – кавалеристов и стал пробираться к своим. Дважды

они натыкались на вражеские засады и были обстреляны. Попытки незаметно проскочить через линию неприятельской обороны ни к чему не привели. Тогда лейтенант решил прорваться с боем. Выбрав место, где было поменьше вражеских солдат, с криком «Ура!» разведчики бросились на врага. Изрубив несколько фашистов, они пронеслись на своих лошадях через кольцо окружения. Началась пальба, ракеты осветили поле. Стало светло как днём. Вражеская пуля попала в лошадь разведчика Андрея Александровича Бабакина, лошадь упала и переверну-

лась. К отброшенному в сторону Бабакину быстро подъехал лейтенант и посадил

его с собой. В это время пуля ранила лейтенната. Но разведчики уже оторвались от врага и скрылись в ночном мраке. Боевое донесение было доставлено в срок. За этот подвиг Иван Сук был награждён орденом Красного Знамени.

На рассвете фашисты снова перешли в наступление, на этот раз с трёх сторон, при поддержке танков, штурмовых орудий, бронетранспортёров.

Школьный краеведческий музей «Краевед» МОУ «Васильевсккая сош»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск по сайту

Богослужения

В Знаменской церкви (с. Броды) богослужения проходят по воскресеньям в 13.00, акафисты иконе Божией Матери "Знамение" , или мученикам Флору и Лавру, или прп. Иоанну Рыльскому, или правв. Симеону Богоприимцу и Анне пророчице, или свт. Петру, митр. Московскому.

В Васильевской церкви (с. Васильевское) богослуженитя проходят по воскресеньям в 13.00, акафисты Пресвятой Троице или Иконе Божией Матери "Всех Скорбящих Радость" или свт. Василию Великому (в холодное время - в домах прихожан с. Васильевского)

Документы

С официальными документами прихода можно ознакомиться на странице - ссылка

prestol

pomoch

vokrtes shokala

group vk

Наши друзья

patriarhiya hram tver.ru seyatel rjm tvermitr hr ros book let Родники Тверской Земли