Стоит заметить, что зарождение классической Русской культуры началось в начале XIX века. Пока оставим в стороне классическую Русскую живопись и перейдём к Русским народными промыслам и сказке. Появились такие сказочные жанры, как «солдатская сказка», «народный абсурдизм». Классическая тема Русской народной сказки – это «по щучьему велению», где удачливый и плутоватый, но недалёкий умом и ленивый (как Йозеф Швейк) герой путём стечения обстоятельств и при помощи хтонических сил добивается руки царевны. В принципе, это бродячий сюжет, стоит лишь вспомнить «Огниво» Андерсена. Другая классическая тема Русской сказки – это похождения героя-демоноборца. Калинов мост – это рубеж между Православным и демоническим мирами. Скорее всего, в реальности образ демона «Змея Тугарина» был написан с кочевников-грабителей монголоидной расы.
Также существует такой термин, как «духовный стих». Их заучивали наизусть странники – калики перехожие, напевая их в пути, чтобы поддерживать себя в нужном духовном состоянии и задавать ритм на марше.
Есть ещё жанр «флотская сказка», классическим произведением которой является «Повесть о Василии Кириацком». «Народный абсурдизм» — это такой жанр, описываемое в котором имеет оттенок повседневности, но не может произойти в реальности примерно на 90%. Классический вариант – «Горшеня», где царь велел в финале барину стать гончаром, а гончару – барином.
Такие художники, как Билибин, Васнецов, Всеволод Иванов внесли неоценимый вклад в Русскую культуру. Часто на федоскинских и палехских шкатулках встречаются рисунки на сказочные мотивы, а на хохломской посуде видно пространство между прорисованной листвой, и оно чувствуется «по ту сторону» изделия, так же, как и на шкатулках. Когда держишь в руках изделие хохломского мастера, то кажется, что нарисованные ягоды пахнут по-настоящему.
Кстати, раз мы затронули тему живописи, то придётся обратиться всё-таки к произведениям классиков. Помните картину Левитана «Над вечным покоем»? Левитан – один из величайших нордистов в Русской живописи, выше его только Константин Васильев, да ещё, пожалуй, ранний Рерих. Есть ещё один термин в живописи, который придумал уже я – «пейзанизм», то есть рисование сельских жителей, по большей части женщин. (Сейчас, кстати, вошёл в моду фотопейзанизм). Классик пейзанизма – Венецианов.
Тогда же зародилась Русская чайная церемония. Появились жаровые самовары (электросамовары появились уже при СССР), хотя точное происхождение самовара, а также сколько лет первому самовару, остаётся загадкой. Согласно исследованиям азербайджанского археолога Туфана Ахундова, первому «семизару» — 3000 лет, и появились семизары на границе Азербайджана и Дагестана. Также вовремя появился и подстаканник, чтобы стать символом Русского чаепития. Тогда же появилась и гжельская посуда (завод Гарднера в Вербилках появился ещё при Екатерине Второй, но он в основном специализировался на сервизах для кофе). У гжельской посуды один очень большой минус – она легко впитывает танин, так что её потом трудно отмывать.
Перейдём собственно к идеологам нордизма в России, как старым, так и современным. Александр Невский, Иван Грозный, Аввакум, Соловецкие мученики, Пётр Первый, Пушкин, А.К. Толстой, Александр Третий, Серафим Саровский, Толль, Макаров, Колчак, Дмитрий Бурцев-Васильев, Нина Карташёва, Александр Штильмарк, Елена Карлова, Николай Боголюбов, Валерий Ерчак. Нордизм не подразумевает «бросить всё и бежать на поиски Земли Санникова», это всего лишь философско-религиозная концепция, подразумевающая то, чтобы жить по принципу «закон – тайга, прокурор – медведь», или, говоря другим языком, чтобы жить по законам викингов, — трудиться на благо общины и быть готовым защитить её с оружием в руках. Нордическая идеология подразумевает веру в Единого Бога, Христианские моральные законы, законы естества (то, что противоестественно, не от Бога). Принцип же «закон – тайга, прокурор – медведь» — это то же самое, что «Dura lex sed lex» (закон суров, но это закон). Следует сохранять суровые законы именно для повышения демографии, для соблюдения народа на нужном нравственном уровне. «Тайга и медведь» соблюдаются по большей части лишь в Сибири. Но там про подлого или жадного человека могут сказать: «Наверное, не сибиряк».
Есть ещё города, где соблюдаются суровые законы флотского кодекса матросской чести – например, Кронштадт, Мурманск, Лииннахамари, Североморск, Видяево, Гаджиево. Жизнь на Севере формирует особенные стороны человеческого характера. Как и флот, который живёт по неписаным законам мужского братства.