Начать, пожалуй, стоит со Снусмумрика. По политическим убеждениям он явно был анархо-коммунистом, если учесть то, что его прототип, Казимир Виртанен, был социал-демократом, депутатом финского парламента. По привычкам – аскет, хотя не прочь иногда пыхнуть трубочкой (стоит вспомнить, как в «Опасном лете» лесные малыши состряпали ему «эрзац-табак» из малиновых листьев). Не обременяет себя вещами, в отличие от Сниффа. В вопросах места проживания он – вольная птица. Чем-то он напоминает Швейка, у которого тоже из личных вещей была только трубка. Точно так же и Снусмумрику ничего не нужно, кроме старого зеленого костюма, палатки, рюкзака, трубки и губной гармошки. Он – романтик, музыкант-самоучка, композитор, бард.
Снифф же – явный барахольщик, страдающий мшелоимством. Когда он видел красивую вещь – типа снежного шарика у Муми-тролля, то страдал от того, что эта вещь принадлежит не ему. Еще он страдал тщеславием (помните, как в «Комете» он трепался всем про свой грот?). Вдобавок ему от отца (Шнырька) достался по наследству слабый вестибулярный аппарат (в горах и на воде его начинало тошнить). Кстати, «лодка, похожая на улитку», которую стребовал Снифф с Волшебника – это драккар.
Снорк – типичный парторг. Я даже допускаю возможность того, что Туве написала его с советских партийных функционеров. Он одержим манией проводить собрания, заседания и рассмотрения по любому поводу. Когда он проводил судебный процесс по делу Тофслы и Вифслы из-за рубина, то, ясен пень, о том, чтобы избрать в отношении Тофслы и Вифслы некую меру пресечения, вопрос стоять не мог, по причине того, что в Муми-доле была община наподобие агапы и все относились там друг к другу как братья.
Фрекен Снорк – типичная девица переходного возраста, с поистине кошачьим пристрастием прихорашиваться. В то же время, похоже, она была опытной травницей (в «Комете» упоминается, что она умела делать лечебные отвары). Дорожит больше всего браслетом на ноге и чёлкой.
Хемуль (тот, что филателист) – педант, относящийся к своему хобби как к священнодействию. Когда он занимался ботаникой, он опять-таки считал своё занятие неким сакральным действом, потому что о контактах его с мировым научным сообществом в книге не написано, и он делал это, скорее всего, лишь на память потомкам.
Муми-мама – Ангел-Хранитель домашнего очага, гаситель конфликтов, воплощение житейской мудрости.
Муми-папа – поскольку он бывший детдомовец, то в нем сохранилась нерастраченная тяга к странствиям и вольной жизни. Любит путешествовать под парусом.
Филифьонка (из «В конце ноября») – типичная мещанка с обывательским складом характера. Ей в жизни нужны только надраенные полы, вымытые стекла, и скатерть без единого пятнышка, а для кого? Ни мужа, ни детей у нее не было. Позже, чуть не сверзившись с крыши при помывке окон, Филифьонка понимает, как бездарно прожила она свою жизнь и что в ней срочно надо что-то менять.
Хомса Тофт – сирота, пришедший в гости к Муми-семье, с тем, чтобы Муми-мама его усыновила. Находит на чердаке траченную крысами книжку – это оказался трактат какого-то шведского ученого по микропалеонтологии, а точнее – по зарождению электротрофных микроорганизмов. Он не понимает ни одного термина, но зато получает удовольствие от чтения. Когда он прочитал о питании электротрофных микроорганизмов грозой, то вскоре сам во время осенней грозы вышел «подзарядиться».
Онкельскрут – старый домовой, страдающий болезнью Альцгеймера. Забывает свое прежнее имя и выдумывает новое («Онкельскрут» в переводе означает «дядюшка-домовой»). Любит ловить в речке рыбу. Порядочный эгоист. Любит, чтобы за ним ухаживали.
Оценил 1 человек